Проблемы спинальников

Михайлова Ю.Г.

Повреждения позвоночника и спинного мозга относятся к категории тяжелейших травм человеческого организма. Эти травмы характеризуются высокой летальностью, стойкой утратой работоспособности, нарушением деятельности всех систем и органов человека, а также серьезными нарушениями психоэмоциональной сферы.

В наши дни медицинская реабилитация при травматических повреждениях спинного мозга достигла замечательных успехов. Всем известен высочайший профессионализм врачей нейрохирургов, выполняющих сложнейшие операции на спинном мозге, позволяющие выжить больным даже с очень сложными повреждениями.

Так по данным Епифанова В.А., Назарова Г.Ф., Героевой И.Б. (1978) всего несколько десятилетий назад летальность при полной параплегии, как следствие повреждения позвоночника и спинного мозга, колебалась в пределах 40-60%, достигая почти 100% при тетраплегии. Однако, в результате своевременного применения современных методов лечения и реабилитации отмечается значительное снижение летальности после осложненных травм позвоночника. Гусев Е.И. с соавт. (1988) говорят о 50% у лиц с повреждением шейного отдела позвоночника и 15-20% у лиц с травмой грудного или поясничного отделов.

Реабилитация больных определяется периодом заболевания, в которых отражается протекание и динамика развития заболевания. Так А. Ю. Макаров и О.А. Амелина (1992) предлагают периодизацию травматической болезни спинного мозга, включающую три временных периода. Острый - от нескольких дней до 3-4 месяцев в зависимости от тяжести травмы; промежуточный (восстановительный) - до 1-2 лет; поздний - продолжается неопределенно долго.

Основой острого периода является медицинская реабилитация, развитие которой в нашей стране протекает достаточно успешно, чего нельзя сказать о двигательной, психологической и социальной реабилитации, составляющих основу промежуточного и позднего периодов, и так необходимых человеку, ставшему инвалидом.

Получив 10 лет назад, травму шейного отдела спинного мозга могу с уверенностью сказать, что спасение моей жизни, было единственным, что интересовало окружающих меня специалистов. Конечно, в момент моего поступления в стационар и в течение того времени, когда состояние было критическим, это было единственной целью и подобный “узкий” интерес был вполне оправдан.

Как это ни странно звучит, но почти сразу после стабилизации витальных функций интерес ко мне со стороны врачей резко ослаб. После ощущения отчаянной борьбы за мою жизнь я вдруг оказалась в эмоциональном и информационном вакууме. Всем известно, что травма спинного мозга влечет за собой мощнейший травматический и психологический шок. Боль, страх и паралич мышц сделали меня беспомощной, психологические реакции стали непредсказуемы и могли колебаться от ухода в себя до истерик. Очень сложно протекал процесс полного осознания случившегося несчастья, и долгое время в глубине души жила надежда на скорое выздоровление, на чудо. Надо сказать, что какое-то время после травмы подобными надеждами живут практически все спинальники.

На начальном этапе реабилитации подсознательное самоотстранение больного от осознания страшной действительности вполне понятно. Однако, с другой стороны, сознательное, практически полное замалчивание проблем дальнейшего существования больного после тяжелейшей травмы со стороны специалистов, на мой взгляд, просто недопустимо. Именно в тот момент, когда больной начинает осознавать всю глубину несчастья, он остается в одиночестве и в полной растерянности. Это говорит о том, что в наших клиниках, к сожалению, уделяют недостаточное внимание психологии общения врач – пациент, что негативно сказывается на общем состоянии больного. В.М. Бехтерев говорит об этом следующее: “Всякий знает, какое магическое оздоровляющее действие может приобрести одно утешительное слово со стороны врача и, наоборот, как иногда убийственно… действует на больного суровый приговор врача, не знающего или не желающего знать силы внушения”.

К сожалению, приведенное выше высказывание остается актуальным, и по сей день, потому что нередко вместо поддержки больной получает от врача приговор: “Ходить не будете”. Иногда, как это было в моем случае, приговор смягчается и врач произносит примерно следующее: “Время от времени чудеса случаются и кто-то, кто считался совершенно безнадежным, начинает ходить”. Создается впечатление, что некоторые специалисты совершенно не отдают себе отчета, высказываясь подобным образом.

Вместо того, чтобы дать больному конструктивную информацию о течении заболевания и возможных путях преодоления недуга, такой специалист фактически программирует больного, воспринимающего его слова как истину, на пассивное ожидание чудесного исцеления. Другой крайностью подобной беседы могут стать беспорядочные метания больного в поисках разнообразных целителей. В общем же позиция отстранения специалистов от обсуждения с больным его состояния и дальнейших перспектив может обернуться для него потерей веры в собственные силы и возможности реабилитации, а вследствие этого потеря интереса к жизни, озлобленность.

Качесов В.А. (1999) указывает на злободневность вопроса о ятрогенных заболеваниях и последствиях врачебных высказываний.

На мой взгляд, назрела необходимость создания специальной программы по “введению” в болезнь лиц с травматическим повреждением спинного мозга и их близких. Программа должна состоять из цикла бесед со специально подготовленным специалистом и содержать в себе следующие темы:

Разумеется, это не полный список тем, которые необходимы для формирования правильного отношения больного к трагической потере здоровья, к изменившемуся социальному, а не редко и семейному статусу. Поэтому, работа психолога-психотерапевта на начальном этапе особенно необходима.

В.Н. Мошков (1982) указывал на то, что психологическая реабилитация должна предшествовать физической, говоря, что инертность больных представляет серьезный тормоз для восстановления нарушенных функций. Активное, волевое и целенаправленное участие в восстановлении движений остается обязательным условием реабилитационного процесса.

Работа с близкими, также как и с больными, должна состоять из цикла бесед, а также включать несколько практических занятий. В беседах должны обсуждаться вопросы реального состояния здоровья больного; особенности и возможные последствия повреждения; о возможных путях восстановления утраченных функций; о возможных неадекватных психологических реакциях со стороны больного, и приемах, позволяющих снять психическое напряжение, как у больного, так и у самих близких.

В практические занятия должно входить обучение близких правилам ухода за больным, оказания ими первой медицинской и психологической помощи.

Хорошая подготовка близких к реабилитации, их желание, практические навыки и морально-психологическая поддержка становятся поистине неоценимыми после возвращения больного домой.

Думаю для всех, очевидно, что психологический настрой на борьбу, запас реальных, а не придуманных самим больным или его соседом по палате, знаний о потенциальных возможностях организма и о существующих методах восстановления послужит хорошей основой для дальнейшей реабилитации.

К сожалению, реальность такова, что, несмотря на то, что травма спинного мозга является тяжелейшей травмой человеческого организма и процесс восстановления после нее крайне тяжел, информации о ней, даже для специалистов, явно не достаточно. Следует заметить, что среди публикуемой литературы явное предпочтение отдается проблемам реабилитации после травм грудного и поясничного отделов. Как правило, специалисты, занимающиеся двигательной реабилитацией спинальных больных, дают лишь поверхностную информацию о средствах и методах восстановления лиц с травмой шейного отдела позвоночника. Учитывая, что травма шейного отдела позвоночника является самой сложной из всех травм спинного мозга, такое положение дел кажется более чем странным. Также вызывает недоумение буквально мизерное количество литературы по данной теме, рассчитанной на широкий круг читателей.

В связи с этим возникает ряд вопросов. Неужели проблема восстановления утраченных функций после спинальной травмы менее актуальна, чем лечение любого другого недуга, о котором издаются горы книг? И это в то время, когда армия спинальников стремительно растет вследствие увеличения числа военных конфликтов и техногенных аварий. Где человеку, попавшему в беду черпать жизненно важную информацию о многочисленных нюансах и тонкостях процесса реабилитации? Почему, став инвалидом, человек зачастую остается один на один со своей бедой?

На мой взгляд, отсутствие искреннего интереса к больному со стороны специалистов, осуществляющих реабилитационные мероприятия в стационаре, реабилитационном центре или в поликлинике, вызывает у него чувство ненужности, обреченности, неполноценности. В то же время отсутствие интереса объясняется “обреченностью” больных. Обреченность, в свою очередь, проистекает от отсутствия разработанных методик реабилитации, особенно двигательной. Отсутствие интереса специалистов часто заполняет жизнь инвалидов не стремлением к самосовершенствованию, а борьбой за выживание.

Ощутив в полной мере, на личном опыте, безысходность создавшегося положения, я поняла, что только собственными усилиями, а также усилиями близких, неравнодушных грамотных специалистов (которых к сожалению единицы) можно обрести и реализовать надежду на выздоровление. Лишь спустя 5 лет после травмы, я начала заниматься реабилитацией в домашних условиях.

Безусловно, мне очень повезло, потому что мне предложила методическую помощь врач лечебной физкультуры Девятова Маргарита Васильевна профессора кафедры ТМАФК, а теперь факультета, адаптивной физической культуры, возглавляемой профессором Евсеевым Сергеем Петровичем.

На начальном этапе занятий двигательной реабилитацией мы использовали разработанные ранее методики. Это позволило нам сделать два основных вывода. Во-первых, в основном все имеющиеся методики по восстановлению двигательной функции после спинномозговых травм шейного отдела позвоночника написаны для врачей и методистов лечебной физкультуры. Во-вторых, разработанные ранее методики в нашем случае оказались неэффективными, встал вопрос о разработке новых, более действенных методик, при полном отсутствии литературы по самореабилитации инвалидов.

Такое положение дел означает, что больной, вернувшийся из стационара или санатория домой, оставаясь без внимания и рекомендаций профессионалов, не может знать, как и чем, ему заниматься дальше. Более того, обладая небольшим количеством информации по вопросам двигательной реабилитации, не зная основных принципов ЛФК, больной может нанести значительный вред своему здоровью.

Сделанные выводы подтолкнули нас к решению создания такой методики двигательной реабилитации с помощью, которой больной получит возможность заниматься восстановлением двигательных функций в домашних условиях.

Разработка и апробирование методики стали темой кандидатской диссертации, которая в данное время проходит стадию подготовки к апробации. Руководство диссертацией осуществляется профессором Евсеевым Сергеем Петровичем и профессором Девятовой Маргаритой Васильевной. Диссертация является аутопедагогическим экспериментом, так как влияние всех применяемых средств и методов было исследовано на примере автора.

Вероятно, у кого-то могут возникнуть сомнения в оправданности использования термина “двигательная самореабилитация”, так как понятно, что на первых порах, использование средств и методов восстановления у “шейников” возможно только при помощи близких. Конечно, если рассматривать этот термин в таком узком контексте, то сомнения вполне обоснованы.

Мы же рассматриваем проблему двигательной самореабилитации несколько шире. На наш взгляд самореабилитация это не только самостоятельное выполнение, каких либо упражнений или рекомендаций, но и собственное волевое стремление к выздоровлению, инициатива, максимально возможная самостоятельность в быту и, полная ответственность за свои действия. Никто не может заставить больного выполнять реабилитационные мероприятия. Качесов В.А. (1999) утверждает, что только осознание самим больным необходимости восстановления или поддержания функции того или иного органа для выживания является движущей силой восстановления. Окружающие своими действиями и словами могут только формировать у него сознание необходимости восстановления утраченных функций.

Реабилитация осуществлялась, в соответствии с унифицированными двигательными режимами, разработанными преподавателями кафедры АФК. Основой двигательных режимов является четкое сопоставление клинико-морфофункциональных изменений в организме больного с его двигательными возможностями. Это помогает больному адекватно оценивать состояние своего здоровья, а также правильно и своевременно использовать описанные в методике средства и методы самореабилитации.

Дана характеристика каждого двигательного режима с определением задач, средств и особенностей методики реабилитации. Так тонизирующий режим включает в себя:

В восстановительный двигательный режим входят:

Основой тренирующего режима является:

Фундаментом, на котором строится процесс самореабилитации в домашних условиях, является психологическое состояние, психологическая готовность больного к тяжелому и продолжительному труду. Поэтому, этап создания психологического фона для двигательной самореабилитации является важной составляющей методики. В рамках этого этапа отмечены: психологические особенности процесса самореабилитации; рассмотрены некоторые “больные” стереотипы поведения, и мышления, тормозящие процесс восстановления и пути их трансформации; разработан сценарий видеофильма Формирование мыслеобразов движений”, в котором предпринята попытка помочь больному получившему спинномозговую травму сформировать новые двигательные стереотипы.

Этап создания физиологического фона для двигательной самореабилитации, на наш взгляд, также является чрезвычайно важным. Больному, проведшему в неподвижности долгое время, прежде чем приступить к активным занятиям, необходимо “расшевелить” свой организм, разбудить его. Согласно педагогическому принципу постепенности данный этап не предусматривает больших физических нагрузок, а дает организму время перестроится, вработаться, формируя в нем потенциал для восстановления двигательной функции. Без подобной настройки, когда все системы и органы постепенно переориентируются на активизацию своих функций и увеличение нагрузки, очень трудно добиться положительных результатов. Занятия будут постоянно срываться из-за частых инфекционных заболеваний, не скоординированной работы внутренних органов, вегетативных кризов, Более того в ответ на неадекватную нагрузку неподготовленный организм будет реагировать защитным торможением и парадоксальными реакциями.

Для решения задач, поставленных в каждом двигательном режиме, использовались, как широко известные (дыхательная гимнастика, пассивные движения, массаж), так и новые средства и методы, разработанные и апробированные впервые. В их число вошли средства и методы направленные на восстановление двигательных функций, как за счет сохранных мышечных групп (мимическая гимнастика), так и за счет рефлекторного воздействия на организм (жесткий массаж, рефлекторные упражнения, гипоксическая нагрузка). В работе впервые описано действие водных процедур (обливания холодной водой) на состояние организма человека перенесшего травму спинного мозга шейного отдела позвоночника. Для оценки эффективности занятий, впервые предложен семибалльный мышечный тест, который, на наш взгляд, наиболее точно отражает все многообразие и сложность восстановления, а также повышает интерес больного к процессу самореабилитации, учитывая его субъективные ощущения.

В настоящее время, вследствие занятий, восстановлены функции мышц пояса верхних конечностей, туловища. Идет восстановление функции мышц нижних конечностей. Автор готовится к занятиям в положении стоя.

Конечно, в одной статье невозможно рассмотреть и разобраться во всем многообразии проблем обрушивающихся на человека ставшего инвалидом. Поэтому, в следующих выпусках мы продолжим разговор на эту тему, детализируя этапы самореабилитации.

В заключение, хочу поблагодарить создателей журнала, за предоставление знаний и опыта всем заинтересованным в получении новой, уникальной информации и, неравнодушным к чужой беде.

 

In the article the modern approach to problems of rehabilitation of the patients with a trauma of a back brain is considered. The unsufficient attention results in the given problem that the whole army of the patients possibilities quite often are deprived to receive the competent and effective help from the party методистов and instructors of medical physical culture.

Besides the absence of a necessary information about possibilities, means and methods of rehabilitation, as at patients, and considerably hinders their close reduction process.

In the article the main positions of a technique of impellent self-rehabilitation of the patients with traumas of a back brain шейного of a department of a backbone in home conditions are briefly stated.

The algorithms of consecration of problems arisen owing to a trauma of a back brain for suffering and their close are offered.

 

P.S. "Компания открытых систем" приглашает всех заинтересованных лиц (врачей,  научных работников, больных, спонсоров и др.) дать свои комментарии по поводу данной (весьма актуальной) статьи и прислать их наш email: Sirine@mail.ru. Наиболее интересные статьи, высказывания обязательно будут опубликованы на нашем сайте.

 

 

 

Вернуться

Ваше время - наша работа!

На головную портала

.

Парусники мира. Коллекционные работы

Услуги сиделок

РУССКИЕ ХУДОЖНИКИ *** RUSSIAN ARTISTS

Только подписка гарантирует Вам оперативное получение информации о новинках данного раздела


Желтые стр. СИРИНА - Новости - подписка через Subscribe.Ru

Нужное: Услуги нянь Коллекционные куклы Уборка, мытье окон

Copyright © КОМПАНИЯ ОТКРЫТЫХ СИСТЕМ. Все права сохраняются. Последняя редакция: января 23, 2012 22:12:50.