ГЕРОЙ ОТЕЧЕСТВА - ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ МОСКОВСКИЙ

ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ ДОНСКОЙ (I2.Х.1350 - 19.V.1389)

 

 

ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ ДОНСКОЙ. http://www.kuraev.ru/

Туманным осенним утром 21 сентября по Новому стилю (8 сентября по старому) 1380 г. на берегах реки Дон, при впадении речки Непрявды, в день памяти Рождества Богородицы, началось одно из грандиозных сражений мировой истории - Куликовская битва.

В последнее время, в определенных кругах предпринимаются активные попытки исказить героическую историю нашего народа и, в том числе, переоценить роль или вообще отрицать сам факт Куликовской битвы.

В связи с этим, необходимо привлечь внимание к событиям далекого прошлого, восстановить подлинную картину событий, которые оказали судьбоносное влияние на всю историю России.

От итогов сражения зависело само существование России. Если бы русское войско проиграло тот бой, Русь, как страна, могла бы исчезнуть с карты Европы. В подтверждение можно привести слова самого Мамая, который так раскрывал стратегический план похода на Русь. Он говорил: "Аз тако же хочу створити, аки Батый!".

А то, что сотворил в 1240 г. хан Батый, хорошо известно. Его орды сожгли сотни городов и тысячи сел, истребили одну треть населения страны. Западные путешественники, Плано Карпини и Рубрук, проехавшие тогда через земли Южной Руси, писали, что Русь, как государство, больше не существует. На захваченной территории татарские ханы установили систему массового террора и экономического грабежа, которые иссушали душу русского народа. Татаро-монгольское иго на сотни лет затормозило поступательное развитие России.

Первый из русских великих князей, который поднял страну на борьбу с Ордой, за свержение татаро-монгольского ига, был великий князь Московский - Дмитрий Иванович Донской.

Начиная великую борьбу, молодой князь Московский должен был предварительно решить две важнейшие задачи. Во-первых, собрать под свою руку ставших полунезависимыми за годы феодальной раздробленности русские земли и княжества. Дмитрий Иванович хорошо понимал, что успехи Батыя были обусловлены тем, что татарское войско ни разу не встретило решительного сопротивления объединенных полков всей Русской земли. Во всех сражениях татарам противостояли малочисленные дружины отдельных суверенных князей, над которыми ордынцы всегда имели многократное численное превосходство. Только объединенная Русь могла свергнуть оккупационный режим татаро-монгольских ханов.

Вторая задача заключалась в психологической реабилитации населения страны. Кровавая грязь монгольского ига порождала отчаяние, депрессию, представление о бесперспективности освободительной борьбы. Бесконечные набеги ордынских царевичей наглядно демонстрировали, что господство ханов Золотой Орды установилось навсегда. Ведь до восшествия на великокняжеский престол Дмитрия Ивановича в 1359 г. в возрасте 9 лет, русские не выиграли ни одного сражения против монгольских войск. Умный, решительный и дальновидный политик Дмитрий Иванович отдал все свои силы и жизнь (а умер он молодым по современным масштабам человеком, в возрасте 39 лет) осуществлению этих задач.

В сознании потомков великий князь Дмитрий Иванович вошел, прежде всего, как великий полководец. Его государственная деятельность "Собирателя земли русской" как бы отошла на второй план. А между тем, не решив эту задачу, он не смог бы вывести на Куликово поле общерусское войско, оказавшееся способным разгромить орды Мамая. Дмитрий Иванович объявил смертельную войну не только отдельным, как бы мы сказали теперь "суверенным" удельным князьям, но всей удельной системе.

Еще отроком великий князь Дмитрий проявил железную волю господствовать единодержавно. Презрев ханский ярлык на великое княжение, выданный Дмитрию Константиновичу, он прогнал его из Владимира и посадил своим присяжным в Суздале. Он выслал князей Стародубского и Галицкого из их наследственных городов, обязал Константина Ростовского быть в полной зависимости от Москвы. В 1364 г., в возрасте 14 лет, Дмитрий заключил договор со своим двоюродным братом Владимиром Андреевичем Серпуховским, который ставил его в вассальную зависимость от великого князя.

В 1367 г. великий князь усмирил князя Нижегородского, подчинив Нижегородское княжество Москве. Твердой рукой наводил великий князь Московский порядок по всей земле. Он разгромил банды Александра Обакуновича, которые занимались грабежом и разбоями на Волге, в Двинской земле, и на Каме.

В годы юности постоянную поддержку великий князь получал из рук митрополита Алексея и великого игумена всея Руси - Сергия Радонежского. Троицкий игумен своим огромным авторитетом заставлял удельных князей подчиняться воле великого князя Московского, подавлял их сепаратистские настроения. Помимо своего непререкаемого авторитета, Сергий применял жесткие административные меры - он закрывал церкви в княжествах, не согласных с установками Москвы, что в то время было грозной карой.

Основными врагами централизационной политики Дмитрия оставались два удельных князя, считавших себя великими - Михаил Тверской и Рязанский Олег. С последним Дмитрий вел длительную борьбу, стремясь подчинить его воле великого князя Московского, как выразителя интересов всея Руси. Но в этом поединке Дмитрий долго не мог одержать победу. Напряженными оставались отношения с Михаилом Тверским, которые приводили к вооруженным столкновениям.

В 1375 г. Михаил Тверской объявил войну великому князю Московскому. Но при этом он явно не рассчитал соотношения сил Тверского княжения и Москвы. Дружина Дмитрия быстро разгромила войска Михаила и 5 августа осадила Тверь. Великий князь, проявляя разумную умеренность, заставил мятежного Тверского князя признать себя старейшим и не искать Великого Княжения. Со своей стороны, Дмитрий Иванович обещал не отнимать у него Тверское княжение.

Преподобный Сергий Радонежский. http://www.sgu.ru/

Читая сегодня, в конце 2000 г., эти договорные грамоты столь далекого прошлого, невольно удивляешься, как повторяется история! Сепаратистские тенденции, столь заметные в наши дни, - полные аналоги тех, что имели место в годы великого княжения Дмитрия Ивановича. И достаточно очевидны те методы, которыми боролся с ними великий князь Московский. И наглядно видны результаты этой борьбы.

Вторым важным направлением внутренней политики в.к. Дмитрия была работа в области психологической подготовки населения к решительной борьбе с Ордой. Необходимо было снять впитавшийся в сознание русских людей ужас перед ордынскими конниками, рассеять миф о их непобедимости. Люди, пережившие Батыево нашествие, воспринимали ордынские полчища, как некие неземные силы, одолеть которые людям не дано.

В годы великого княжения Дмитрия Ивановича прослеживается организационная работа по восстановлению памятников архитектуры и книжного наследия Древней Руси. Тем самым населению внушалась мысль о мощи единого Древнерусского государства, которое не боялось угрозы внешних врагов.

И этой сфере государственной деятельности великого князя, РПЦ, в лице игумена всей Руси - Сергея Радонежского, уделяла большое внимание. Своим пасторским словом Троицкий игумен воодушевлял христиан на священную борьбу с Ордой, укреплял в Великом князе веру в победу. При этом, необходимо помнить, что никто из церковных иерархов, и Сергий в том числе, не призывал к борьбе с татарами как нацией. Проповедь велась с целью свержения оккупационного режима. Русское государство всегда было многонациональным, и в силу этого у русских никогда не возникала идея национальной исключительности, порождающей национализм.

Готовясь к борьбе с ордой, великий князь в 1367 г. воздвиг в Москве белокаменный кремль, создав тем самым мощный форпост обороны столицы от возможных набегов татар.

К концу 70-х годов великий князь Московский решил, что настало время начать вооруженную борьбу с Ордой. И там поняли, что в Москве появился грозный противник.

В 1379 г. в Орде реальную власть захватил темник Мамай ( от слова "тьма" - воинское соединение в 10 000 человек). В Ростовской летописи он назван "царь Теляк", нареченный "дьяволом Мамаем". Чаще его называли "князь", ибо юридически ханом он быть не мог, так как не принадлежал к числу потомков Чингиз-Хана, хотя и был женат на дочери хана Бердабека. Год его рождения неизвестен. Убит он был в Крыму в г. Кафе (современная Феодосия) в конце 1380 г., куда бежал после поражения на берегах Дона. "Мамай" - была кличка ордынского временщика. По-видимому, Ростовская летопись правильно передала его настоящее имя. Фамилия, происходящая от этого корня, встречается, хотя весьма редко, среди современных татарских фамилий. Петербургские татары пояснили автору, что лица, носящие такие фамилии, не принадлежали к татарской знати. Вполне возможно, что непомерная жажда власти, жестокость, отсутствие таланта крупного военноначальника, объясняется тем, что Мамай происходил не из социальных верхов. Победа на Куликовом поле должна была обеспечить ему не только фактическую, но и юридическую власть в Орде.

В Орде начали готовиться к большой войне с Русью. Мамай послал на Москву корпус мурзы Бегича, состоявший из двух туменей, общей численностью около 20 000 всадников. Перед Бегичем была поставлена задача - разведать дееспособность дружин в. кн. Московского. Татарская конница форсированным маршем подошла к границам Московского княжества. На встречу татарам Дмитрий Иванович послал свои конные дружины, над которыми сам принял командование. Оба войска встретились 11 августа 1378 г. на берегах речки Вожа, правом притоке Оки, на расстоянии, примерно, 25 км. С.З. от Рязани. Точное место битвы не локализовано. Возможно, оно находилось возле пересечения речки Вожи трактом Москва - Рязань. Автору показывали в Рязанском музее кольчугу, найденную в речке Вожа, которая, возможно, осталась на месте той битвы. Но, как сказали рязанские краеведы, на Воже, традиционной границе Московских и Рязанских владений, было много сражений, и к какому из них относится данная кольчуга, сказать трудно. Автор бродил по берегам этой небольшой речки, которая в прошлом была более полноводной. В XIV в. ее правый, восточный берег был болотистый, а левый, западный, как у всех русских рек, высокий и сухой. Видимо, это место сражения Дмитрий Иванович выбрал не случайно, так как рельеф местности давал русским исходное тактическое преимущество. Атаку начал Бегич, бросив своих конников через заболоченный луг, а затем речку Вожу на русские полки, стоявшие на высоком берегу (на этом участку Вожа течет с юга на север).

Естественно, что наступательный порыв конников Бегича быстро иссяк.

Великий князь построил своих воинов в три полка - левым командовал князь Данила Пронский, правым- окольничий Тимофей. В центре с головным полком стоял сам великий князь. Русские, легко отбив атаку противника на уставших конях, сами по склону берега устремились на врагов. Татары, понеся большие потери, панически бежали за Волгу. Ночь и густой туман спасли остатки корпуса Бегича. И на другой день русские не смогли догнать рассыпавшиеся отряды татар.

Собрав свои дружины, великий князь с триумфом возвратился в Москву, а Бегач бежал в Орду сообщить Мамаю о разгроме его туманей.

Битва на Воже имела огромный психологический эффект. Она показала, что времена Батыя прошли безвозвратно, и что татар можно и нужно побеждать. Народ понял, что появился вождь, способный начать решительную борьбу с Ордой.

Реакция на поражение на Воже в Орде была однозначной. Мамай был взбешен известием о гибели своих отборных войск и начал активно готовиться к решительной борьбе с великим князем Московским.

На Русь надвигались грозные тучи.

События, предшествовавшие Куликовской битве, и ход самого сражения получили огромный резонанс в сознании современников и потомков. О них писали составители многочисленных русских летописей, и литературных произведений ("Задонщина" и "Сказание о Мамаевом побоище"), сообщали иноземные хронисты. Сохранились вещественные памятники - оружие, собранное на поле боя, церкви, воздвигнутые на костях убиенных русских воинов. В Гос. Эрмитаже хранятся деревянные резные врата XVI в. из церкви на Куликовом поле.

Первым из русских историков, кто собрал обширную информацию о Куликовской битве, был отец русской историографии Н.М. Карамзин. Его сценарий событий тех лет не потерял значения в наши дни. Современные историки и филологи уделили много внимания изучению литературных памятников и летописных текстов, посвященных сражению на берегах Дона.

Посмотрим на них глазами фронтовика, пережившего сражения В.О.В. Такой подход позволит увидеть в этих письменных источниках такие реалии, которые не замечали текстологи, ибо войны XIV и XX веков вызывают близкие ассоциации.

Мамай пылал яростью и нетерпением отомстить Дмитрию за разгром ханских полков на берегах Вожи. Но, видя, что русские уже не трепещут перед именем монгольских ханов и решились с оружием в руках выступить против степняков, он долго медлил, готовясь к крупномасштабной войне. Летописцы сообщают, что он набирал войска из татар, половцев, турок, черкесов, ясов, жителей Северного Кавказа, осетин, армян, итальянцев из Крыма и даже буртанов - кавказских иудеев. При этом, все летописцы указывали, что одни служили ему как подданные, а другие - как наемники.

Ободренный многочисленностью рати, которая, как он утверждал, исчисляла 703 000 человек, Мамай призвал на Совет своих князей ордынских и торжественно объявил им, что он "идет по древним следам Батыя, истребить государство Российское". "Казним рабов строптивых - кричал зарвавшийся темник - да будут пеплом грады их, веси и церкви христианские! Обогатимся русским золотом".

Желая усилить свои фланги, он заключил военный союз с Ягайлом Ольгердовичем Литовским и Олегом Рязанским, обещая им за помощь русские города и княжества.

Рассматривая события тех лет через призму времени, можно определенно сказать, что стратегический замысел Мамая был обречен на провал. Мамай совершил ошибку, свойственную многим крупным военноначальникам. Планируя новую войну, они часто слепо следуют опыту более ранних военных конфликтов. Как сообщают русские летописи, Мамай созвал древних аксакалов, помнящих предания о походах Батыя на Русь, которые поведали ему о тогдашних успехах татаро-монгольских войск. Но он - Мамай не понял, что Древняя Русь в 1240 г. и Московская Русь 1380 г. - совершенно разные государственные образования. Тогда Батый встретил малочисленные дружины отдельных князей, которые из-за феодального сепаратизма так и не слились в единое русское войско. Собирая свои орды в мощный кулак, Батый во всех столкновениях с русскими имел многократное численное превосходство. Уже в сражении на реке Воже Мамай почувствовал военную мощь дружин великого князя Московского.

Во- вторых, он не учел психологический фактор - всенародную ненависть русских к оккупантам, порожденную длительным татаро-монгольским игом.

Мамай не понимал того, что после Батыя Орда стала другой. Если орды Батыя были сплочены жесточайшей дисциплиной и были относительно внутренне монолитны, то орды Мамая представляли смесь различных народов и конфессий- мусульман, католиков, итальянцев, монофизитов армян, иудеев и язычников. Причем, многие из них были наемники, которые надежны только в тех случаях, когда они побеждают. При первых же поражениях, они первыми бросают поле боя.

Прозорливость Дмитрия Ивановича сказалась и в том, что он сумел организовать четко функционировавшую разведку. По-видимому, это первый случай в нашей истории создания подобной структуры. И в летописных текстах, и в памятниках художественной литературы перечислены имена русских купцов-суражан, торговавших на юге, в Крыму и на нижней Волге. Они регулярно доносили великому князю о том, что планировалось в Орде. В "Сказании о Мамаевом побоище" приведены их имена - "первый- Василий Капица, второй Сидор Альферьев, третий- Константин Петунов и еще семь человек с ними".

Великий князь непрерывно высылал дальнюю разведку с целью захвата "языка" и наблюдения за движением орд Мамая.

В первую "заставу" вошли наиболее опытные воины - Радион Ржевский, Андрей Волосатый, Василий Тупик и другие закаленные воины.

Во вторую заставу, которую послали из-за задержки в степи первой, были выделены Клементий Полянин, Иван Святославич Светланин, Григорий Судаков с приказом возвращаться скорее.

Вторая застава встретила первую, которая вела языка из людей двора ордынского хана. Они сообщили о движении Мамая, и о его союзе с Олегом Рязанским и Ягайлой Литовским.

26 августа во время переправы русских войск через Оку, великий князь выслал третью заставу - Семена Мелика, Игнатия Креня с лучшими воинами для встречного боя с передовыми разъездами татар.

В отличии от Мамая, великий князь Московский с начала подготовки в Орде к набегу на Россию, прекрасно владел ситуацией.

Не будем пересказывать очень эмоциональные рассказы о событиях 1380 г. Отметим лишь хронику подготовки отражения орд Мамая и ход Куликовской битвы, во время которых ярко проявился военный талант великого князя Московского.

События развивались стремительно.

После получения в июле 1380 г. известий от агентов о движении орд Мамая, 31 июля великий князь разослал приказ о всеобщей мобилизации и о сборе войск у Коломны 15 августа. Уже в августе через свою внешнюю разведку великий князь "сведал" о конкретных планах Мамая и о том, что он заключил военный союз против Москвы с Олегом Рязанским и Ягайло Ольгардовичем Литовским, войска которых двинулись на соединение с ордынцами. Поэтому Дмитрий решил форсировать события. 17 августа московская группа войск во главе с великим князем торжественно по трем дорогам вышла из Москвы в сторону Коломны. (Отметим, что в письменных источниках дату выступления из Москвы русских войск относят к четвергу 27 августа) .Но эта дата вызывает сомнение, так как хронологические ориентиры продвижения к Куликову полю в такой срок не вписываются). От Москвы до Коломны по прямой около 100 км. От Коломны до Куликова поля по прямой около 150 км. Итого 250 км. А, учитывая тот факт, что русские дороги всегда петляли, русским войскам нужно было преодолеть около 300 км. Огромная масса войск, в которых значительную часть составляла пехота, более 30 км в день преодолевать не могла. Дмитрий делал остановку в Коломне, и подошел к Куликову полю за два дня до 8 сентября, т.е. 5 сентября. При такой дате выхода из Москвы, русская рать должна была за семь дней преодолеть 300 км., то есть по 44 км. в день. Это нереально. Более вероятная дата - 17 августа.

Летописи и памятники художественной прозы ("Задонщина" и "Сказание о Мамаевом побоище") ярко описали всенародный подъем, вызванный воззванием Дмитрия. Целые города вооружали свои полки в несколько дней. К великому князю в Москву и Коломну шли князья, бояре, дружинники, "охочие" люди всех сословий и даже крестьяне, которые впервые брали в руки оружие. Но все они были воодушевлены единой мыслью - разбить захватчиков, защитить Русскую землю.

20 августа у устья реки Лопасни к великому князю подошел с полками его двоюродный брат Серпуховский князь Владимир Андреевич. Уже в Коломне полки, пришедшие из Москвы, соединились с полками из Полоцкой и Брянской земель, а так же с войсками Литовских Ольгердовичей, которые привели 70 000 воинов.

По записям современников, такого количества войск еще никогда не было на Руси. Тогда в Коломне собралось около 150 000 ратников.

Перед началом похода великий князь ходил к Сергию в Троицкий монастырь, где игумен предсказал ему победу, но достигнутую дорогой ценой, и что сам Дмитрий останется в живых.

26 августа объединенное русское войско форсировало Оку и вступило в Рязанские пределы. Характерно, что великий князь, прекрасно зная об измене князя Олега Рязанского, отдал строгий приказ не обижать людей Рязанского княжества, дабы не восстанавливать их против Москвы. По мере продвижения на юг, в русские полки вливались все новые и новые контингенты. По мнению автора "Задонщины", на поле боя численность русских войск достигла, примерно, 300 000 человек. Возникает вопрос, насколько достоверна эта цифра. Можно ли доверять заявлению Мамая, что в его войске находилось 703 000 воинов?

Дискуссия по этому поводу идет давно. Во время торжества, посвященного 600-летию Куликовской битвы, в 1980 г., в полемике с автором, военные историки значительно сокращали вероятную численность участников великого сражения. Причем, сокращали на целый порядок. Они не могли представить, как в конце XIV в. можно было организовать и руководить сражением с таким количеством участников? И, во-вторых, могла ли Русь в конце XIV в. выставить 250 - 300 000 воинов?

Первое возражение автор легко парировал историческими аналогиями. Несколько лет назад ему посчастливилось посетить знаменитое поле "Битвы Народов" под Лейпцигом. На огромном монументе, воздвигнутом на нем, было начертано, что в битве 1813 г. под Лейпцигом, приняло участие 480 000 человек! При этом, реальные возможности руководства сражением у командовавших были такие же как у Мамая.

Можно аргументировано ответить и на второе замечание оппонентов.

Население России в конце Х1У в. определяется, примерно, в 10 000 000 человек. Считая, что мужчин было всегда несколько меньше, чем женщин, мужская популяция достигала, примерно, 4 500 000- 4 700 000 человек. Более половины из них составляли дети и старики, не способные к участию в боевых действиях. Остается около 2 000 000 боеспособных мужчин. То есть, мобилизационный процент, одного из десяти, страна легко могла выставить. Следует учитывать тот общенародный подъем, который последовал за грамотами великого князя, разосланными по всей земле и призывавшими на борьбу с врагом.

Не преувеличивал ли Мамай численность своей орды - 703 000 человек? Русские письменные источники единодушно утверждают, что татаро-монгол было больше. Изучение истории всех войн приводит к выводу, что одна сторона всегда преувеличивает силы противника. По-видимому, это неизбежно в силу особенностей человеческой психики. Если у Мамая в действительности было трех-четырех кратное численное превосходство, при, примерно, равном вооружении, то тогда победа Дмитрия была бы невозможной.

С другой стороны, утверждение Мамая, что он собрал 703 000 воинов, должно было психологически действовать как на его окружение - для укрепления их уверенности в успехе похода, так и деморализовать русских неодолимостью войск противника.

Скорее всего, войско Мамая численно превосходило войска Дмитрия Ивановича. Но, на сколько, сказать трудно. При любых системах подсчета, следует допустить, что на Куликовском поле с двух сторон сошлось около полумиллиона воинов, или несколько больше (Куликово поле находится на территории Курковского района Тульской области).

5 сентября русские полки подошли к левому берегу Дона против устья речки Непрядвы. Шестого сентября состоялся военный совет. Мнения участников разделились. Одни говорили, что не надо форсировать Дон, так как в случае перехода на правый берег и неудачного итога сражения, татары всех утопят в Дону. Другие утверждали обратное - надо форсировать Дон, ибо тогда все будут знать, что отступать некуда и станут сражаться до победы.

Великий князь, как сторонник наступательных действий, заявил, что русское войско окружено с трех сторон. С С.В. стоит Олег Рязанский, с С.З. - литовский князь Ягайло, с Ю.В. - темник Мамай. Рязанские и литовские полки находятся на расстоянии одного перехода от Куликова поля. Значит, решил великий князь, необходимо форсировать Дон, нанести упреждающий удар по ордам Мамая. Если будет разбит главный враг, его союзники не вступят в бой. Утром 7 сентября по наведенным переправам, и вброд русские войска форсировали Дон.

Отметим еще один эпизод, характеризующий личность великого князя. В ночь с 7 на 8 сентября он лично пошел на разведку в сторону расположения ордынских войск. По приметам, которые растолковали ему, судьба предсказала победу русским, которая достанется дорогой ценой.

Пересвет и Ослябя. www.sgu.ru

Отметим еще один эпизод, характеризующий личность великого князя. В ночь с 7 на 8 сентября он лично пошел на разведку в сторону расположения ордынских войск. По приметам, которые растолковали ему, судьба предсказала победу русским, которая достанется дорогой ценой.

Перед самым боем к великому князю прибыли посланцы Сергия Радонежского с благословением на победу над врагом, что вызвало в войсках новую волну энтузиазма. В залог победы и в знак Божией милости из Троицкой лавры от игумена Земли русской подъехали два схимника - Александр Пересвет, прежде боярин Брянский, великий воин, и еще один монах - Андрей Ослябя.

В субботу, 8 сентября, в день Рождества Богородицы, русские войска разместились на Куликовом поле. Утро было туманное и теплое, ибо в тот год осень задержалась.

Перед самым боем к великому князю прибыли посланцы Сергия Радонежского с благословением на победу над врагом, что вызвало в войсках новую волну энтузиазма. В залог победы и в знак Божией милости из Троицкой лавры от игумена Земли русской подъехали два схимника - Александр Пересвет, прежде боярин Брянский, великий воин, и еще один монах - Андрей Ослябя.

В субботу, 8 сентября, в день Рождества Богородицы, русские войска разместились на Куликовом поле. Утро было туманное и теплое, ибо в тот год осень задержалась.

В выборе места сражения еще раз проявился военный гений Московского великого князя. Он учитывал обычную тактику ведения боя татарской конницы - стремительное окружение противника, зажатие в кольцо и разгром.

При разработке плана диспозиции русских полков значительную роль сыграл советник великого князя - Дмитрий Боброк, опытный воин из Волынской земли. Левый фланг русских был защищен рекой Смолкой и дубравой, протянувшейся до Дона. ( В настоящее время ее снова восстанавливают). Правый фланг перекрывала речка Нижний Дубняк и лесной массив на ее берегах. Тем самым Дмитрий Иванович лишил Мамая возможности глубокого охвата своей конницей русских полков с последующим выходом в тыл.

Свои войска Дмитрий Иванович построил по традиционной русской схеме - "Орла". В авангарде он поставил передовой полк, за ним большой полк - основную группировку русских войск. На флангах - полки левой и правой руки. В аръергарде - запасной полк- как тактический резерв. На левом фланге, между Доном и речкой Смолкой, под прикрытием дубравы великий князь разместил засадный полк, командовать которым он поручил своему двоюродному брату- Владимиру Андреевичу Серпуховскому. Зная его горячий нрав, великий князь приставил к нему многоопытного в военных делах Дмитрия Боброка.

Выделив стратегический резерв, великий князь проявил глубокое понимание психологии противника. Этот маневр Дмитрия Ивановича Мамай не разгадал. Как показали дальнейшие события, конный корпус Владимира Андреевича решил исход боя.

Перед фронтом передового полка великий князь разместил т.н. "Сторожу", из числа воинов, ранее посланных в дальнюю разведку, и успевших возвратиться к моменту боя на соединение с главными силами.

Расставя полки, Дмитрий Иванович объехал фронт, который растянулся на 10 км. Перед каждым полком он останавливался и призывал сражаться за Землю Русскую.

 

План Куликовской битвы. http://ancient.gerodot.ru/

Отметим еще один характерный штрих личной храбрости великого князя. Он встал в строй Большого полка. Окружавшие его военоначальники говорили ему, что великому князю не положено стоять в строю войск, а надо наблюдать за полем боя со стороны. На это великий князь ответил, что, призывая воинов умереть за Русь, сам он не может стоять в стороне. Далее он принял экстраординарное решение. Великий князь призвал к себе своего любимца Михаила Андреевича Бренка, передал ему свое княжеское одеяние, а сам облачился в его одежды и доспехи. М. А. Бронк встал возле великокняжеского черного знамени (стяга) и под ним был убит.

Свои войска Мамай разделил на три группы, построенные в два эшелона. В авангарде стояла пехота из вспомогательных наемных войск. В авангарде центральной группы стояли "черные фряги" - выходцы из Генуи и других городов Северной Италии, проживавшие в Крыму.

Отметим, что автор пытался найти в Северной Италии какие- либо сведения об участии итальянцев в Куликовской битвы и ничего не нашел.

В ходе боя "черные фряги", как их называли русские за черные колеты, были полностью уничтожены.

Сам Мамай наблюдал за ходом боя и руководил им через посыльных, находился на Красном холме.

В Древней Руси отсчет дневных часов начинался с восхода Солнца. 8 сентября над Куликовом полем Солнце взошло в 6 часов 47 минут. Следовательно, ко всем, указанным в письменных источниках часам надо прибавлять около 7 часов.

Когда туман рассеялся, по летописному около 3 часов дня (по нашему, около 10 часов утра), бой начался, по традициям того времени, с поединка инока Пересвета с татарским богатырем Челубеем. Столкнувшись, оба пали мертвыми. После этого Мамай бросил в атаку свой центр и левый фланг.

Значительное численное превосходство обещало успех фронтального удара ордынцев. Около 7 часов дня (по современному, около 14 часов) возникла критическая ситуация для наших войск. Понеся большие потери, татарские войска все же разгромили передовой полк, прорвали линию обороны большого полка. В это время Мамай ввел в бой свой правый фланг, который начал теснить русский полк левой руки, через строй которого татары напали на резерв и зашли в тыл Большого полка. Как сообщают источники, многие из русских ополченцев, не имевшие опыта боевых действий, растерялись и начали отступать.

Мамай торжествовал победу.

 

Реконструкция русских и татарских доспехов времён Куликовской битвы. http://www.varvar.ru/

Воины Засадного полка, наблюдая за ходом боя, с возмущением говорили князю Владимиру Андреевичу, что братья наши умирают, а мы ничем им не помогаем! Сам молодой князь рвался в бой. Но бывший при нем опытный, пожилой советник - Дмитрий Боброк Волынский удерживал его, говоря: "Еще не пришло наше время". С человеческой точки зрения, он брал на себя колоссальную ответственность, так как судьба русского войска решалась минутами. Бросить в бой свежие полки, когда наступательный порыв ордынцев еще не иссяк - означало проиграть все сражение. Боброк должен был точно определить тот момент, когда конница врага замедлила наступление, но еще не добилась полного успеха.

Около 16 часов дня, когда ветер переменился и стал дуть в спину русским, Боброк дал команду, сказав -

"Пришло наше время"!

Неожиданный удар свежего корпуса произвел на татар ошеломляющее впечатление. Они не могли развернуть строй своего правого крыла на 180 градусов и были уничтожены конниками Владимира Андреевича.

В письменных источниках нигде не указано, сколько конников бросил в бой Серпуховский князь?

Учитывая, что засадный полк решил исход боя, даже если учитывать фактор внезапности, его численность может быть определена одной- двумя десятками тысяч сабель.

Далее события развивались в стремительном темпе. Победа русских стала очевидна. Отбив атаки татар, в наступление перешли Запасной и полк Левой руки, нацеливаясь на ставку Мамая. Их наступление поддержал полк Правой руки.

Воскликнув "Велик Бог русских!" Мамай со свитой на свежих конях бежал на юг. Началось общее паническое бегство ордынцев в сторону реки Красивая Меча. Преследование русских продолжалось недолго. Во-первых, усталые кони и люди не могли выдержать быстрого темпа. Во-вторых, короткие осенние вечера.

Потери с обеих сторон были огромны. Автор "Задонщины" утверждал, что наше войско потеряло 253 000 человек. Немецкий историк Кранц, писавший в конце XV в. в своей книге "Вандалия" записал: "Говорят, что в этом сражении на Дону погибло 200 000 человек". По-видимому, сведения о Куликовской битве, которую он считал самым большим сражением, которое только можно припомнить, попали к Кранцу через ганзейских купцов, пребывших в 1381 г. на съезд в Любек.

Число уцелевших русских определялось в 50 000. По тем же источникам потери татар оцениваются в три- четыре раза больше. Эта цифра явно завышена. Проигравшие бой ордынцы, естественно, потеряли больше русских. Но не в три - четыре раза.

В любом случае человеческие потери на Куликовом поле составили или даже превышают жертвы Хиросимы.

Самого великого князя нашли лежащим без сознания под деревом. Его спасли крепкие доспехи.

Русские стояли на поле боя 8 дней, предавая земле своих павших воинов.

17 сентября по старому стилю, 29 по новому, русские полки двинулись к Москве.

В Москве великий князь устроил в Лужниках на месте современного СКК парад, в котором, как сообщают некоторые источники, приняли участие около 30 000 человек. Колонны шли по двум берегам Москвы-реки. По Воробьевым горам полки вел князь Владимир Андреевич, нижним берегом шли полки Дмитрия Ивановича.

Расхождение в цифрах уцелевших после боя и дошедших до Москвы понятно. Кто- то скончался от ран, кто- то возвратился в свои вотчины.

Так закончилось это одно из величайших сражений в мировой истории. И хотя оно не привело к полному свержению татаро-монгольского ига, оно сломало хребет Орде. Россия выжила.

Гром Куликовской победы возродил в народе веру в полную и окончательную победу над ханами Золотой Орды.

24 ноября нового стиля (11 ноября старого) 1480 г. русские полки под командованием Ивана Ш выиграли "стояние" на реке Угре. Хан Ахмат бежал и в степях был убит одним татарским князем. Речной десант русских по Волге спустился к столице Золотой Орды - Сарай и разгромил его. По некоторым источникам, русские символически перепахали территорию города в знак того, что из этого места никогда больше не будет исходить угроза России. В 1502 г. Золотая Орда была окончательно уничтожена.

Куликовская битва имела значение не только как первый этап освобождения России от иноземного ига. Результаты победы сказались в ближайшие годы. Отметим лишь некоторые из них.

Передавая великокняжеский московский престол своему сыну - Василию I (1389- 1425), Дмитрий Иванович впервые не испрашивал на этот акт согласия ханов.

После 1380 г. Москва стала общепризнанным центром земли Русской, способным организовать сопротивление любому захватчику, наладить экономику, культуру огромной страны.

Колонна памятник Куликовской битве. http://wsegda.narod.ru/2005/07/24/p088.html

Народ поддержал политику великих князей Московских на централизацию власти, борьбы со всеми проявлениями удельного сепаратизма. Кровь русских воинов, обильно пролитая на Куликовом поле, укрепила в сознании уроженцев всех земель и княжеств идею русского единства, чем способствовала формированию великорусской нации. Гром победы на Куликовом поле пробудил душу русского народа после 140 лет кровавой грязи татаро-монгольского ига. Куликовская победа была мощным стимулом русской модели Проторенессанса, вершиной которой было творчество великого изографа Андрея Рублева (1360 или примерно1370- 1430 гг.).

Героя Куликовской битвы великого князя Дмитрия Ивановича народ наградил званием "Донской", а РПЦ причислила его к лику "святых" и "благоверных".

21 октября нового стиля РПЦ отмечает день памяти победы святого князя Дмитрия Донского над ордами Мамая в Куликовской битве 1380 г. А 1 июня нового стиля (19 мая старого) церковь совершает молебны, посвященные памяти "благоверного" князя Дмитрия Донского, "освободителя Руси от иноземного ига" (Именно так записано в церковных календарях. Б.С.).

В 1848 г. на Куликовом поле, на красном холме, где была ставка Мамая, был воздвигнут величественный монумент в честь великой победы.

В заключение отметим, что автору посчастливилось побывать на Куликовом поле и со схемой боя в руках походить по тем местам, где когда-то сражались русские богатыри. А после этого посмотреть музей Куликовской битвы и экспозиции на эту тему в Тульском краеведческом музее.

История как бы ожила в его сознании.

 

Литература

1. Карамзин Н.М. История государства Российского. т. V изд. "Наука". М. 1993

Великий князь Дмитрий Иванович Донской. гг. 1363- 1389 сс. 7- 76

2. Памятники культуры Древней Руси. XIV-середина XV века. М. изд. художественной литературы. 1981

"Повесть о битве на реке Воже" сс. 92- 95

"Задонщина" сс. 96- 111

Летописная повесть о Куликовской битве. сс. 112- 131 ..

Сказание о Мамаевом побоище. сс. 132- 189

 

Б.В. Сапунов

Доктор исторических наук,

Академик Петровской Академии

Наук и Искусств.

 

P.S. "Компания открытых систем" приглашает всех заинтересованных лиц (богословов, историков, научных работников и др.) дать свои комментарии по поводу данной  статьи Б. В. Сапунова и прислать их на наш email: Sirine@mail.ru . Наиболее интересные статьи, высказывания обязательно будут опубликованы.

 

Подборка иллюстраций произведена нами. Ред. портала  СИРИН

 

gag_00.gif (967 bytes)

 

 

.

Только подписка гарантирует Вам оперативное получение информации о новинках данного раздела


Желтые стр. СИРИНА - Новости - подписка через Subscribe.Ru

Нужное: Услуги нянь Коллекционные куклы Уборка, мытье окон

Copyright © КОМПАНИЯ ОТКРЫТЫХ СИСТЕМ. Все права сохраняются. Последняя редакция: января 26, 2012 20:23:50.