01.06.2002г.

Домовые и стихии

(Ещё сказки от домовушки)

Кравчук Ю.А.

Все последние годы на майские праздники я приезжаю на Псковщину в наш выстывший за зиму дом, чтобы его проветрить, протопить и приготовить к приезду с внучкой, а теперь, может быть, двумя. Старшей уже четыре, младшей исполнился год.

Мой домовушка приветствует меня радостно при первом же моём обращении к нему. Я теперь, с его согласия, запросто зову его Хайнц, а он меня Георгием величает. Ему больше нравится моё крестное имя. Мы беседуем, когда выдастся спокойная для этого обстановка, когда я могу спокойно побыть один в доме и “ничего не делать”. Такое не часто выпадает.

В этом году лето началось прямо с первого мая, и уже к девятому трава вымахала чуть не по колено. Всё зеленело и цвело во всю мочь.

Я спрашивал, как прошла зима, что происходило в этих краях. Домовые всё знают. Им ли не знать! Многие дома стоят пустые. В них кроме мышей, разве что, кошки захаживают. Проверяют, сплетни разносят, с домовыми общаются.

Хайнц рассказал мне вот что. – Зима эта тёплой была, снежной. Домовым-то это безразлично, но события вокруг от этого зависят. Люди ведут себя в соответствии с погодой. В сильный мороз из дома стараются не выходить, печи сильно топят, греются. Есть даже такие, что за водкой не идут в морозяку. Когда метёт, тоже не очень погуляешь. Вот в праздники и после них, иногда неделю, народу на погоду наплевать. Тут домовым беспокойство одно, смотрят, чтобы кто “нагрузился больше своей допустимой меры”, на мороз не выбирался. А то ненароком и замёрзнуть может. По-всякому приходится стараться. Кому “нашептать” удаётся, кому через астральных пьяниц подать сигнал, чтобы остался в доме. Вроде как подсказывают они – “Давай, ещё по одной. Погоди!” А того эта одна здесь на месте и положит спать. А ещё лучше, если и до бутылки сил не хватит вернуться. Ну, или глаз хозяйки, которая не совсем пьяная, в его сторону привлечь получится. Так она его остановит.

Только улеглось в этом году новогоднее беспокойство, Рождество отгуляли, оба Новых Года, успокоилось всё, тут “дед” (староста домовых) гонца своего послал. Устал, мол, в волнениях праздничных. Требует помощи. Этакий оброк он имеет право с домовушек собирать. Сладкий эфир – это называется. Каждый домовой должен в его сторону “дунуть, что есть сил”. Да, не просто “дунуть”, а вложить в это свою “доброту и радость”. Уровень-то астрала все они, да невысокого. Так что, требует покормить “по-хорошему”. Отказать домовой может, конечно. Но это себе дороже будет. Вот и “дуют”, кто как может. Не очень, конечно, стараются. Да и, где её радость-то взять. Сами притомились за праздники.

Это я с его слов постарался записать “ближе к тексту”. Разговор был, конечно, длиннее и с “охами” да “ахами”. Я сплетни про соседей передавать не буду, а про соседей-домовых спрашивал. Кто, да как? Они тоже разные, и отношения у них свои. Мне-то это всё интересно. А Хайнц не всё считает возможным рассказывать. Кое-что из рассказанного просит не записывать. Я его просьбы уважаю. Так что расскажу, что можно. Нам их жизнь интерес представляет не очень обычный. Кто поверит, головой покачает с сомнением только. А кто и отмахнётся, как от брехни. Люди разные, и рассказы разные бывают.

У нас с трёх сторон стоят дома, а с четвёртой - поле. Тот дом, что к северу, давно потерял своих настоящих хозяев, тех, что строили его. За последние пятнадцать лет его несколько раз перекупали. Жильцы были всё временные летние. Только последние три года, вроде, хозяева определились на долгий срок. Правда, они тоже не живут здесь зимой, да здесь почти вся деревня теперь такая. А домовой в этом старом доме всё один и тот же. Тоже старый уже, хотя в их мире не стареют. Несколько лет назад тогдашние хозяева хотели развалить старый дом и построить на его месте новый. Это давало бы право домовому сменит место “работы” и жизни. Не очень такое любят домовые, вроде как не уберёг дом, но домовушка был на это согласен. Первые его хозяева сильно пили и самогонку гнали и хулиганили, особенно хозяйка. Тяжело было с ними жить домовому. Да и в следующие годы приходилось ему не сладко. Но дом всё же остался стоять, и жизнь домового налаживаться стала. А беспокойство у старого осталось. Вот он и жалуется моему Хайнцу постоянно. Зануда он, но это от жизни. Так говорит мой домовушка. У домовых нет характера, как мы его понимаем. Условия их жизни создают тот астрально-эмоциональный фон, который определяет их отношение к происходящему. Одно постоянно в жизни домового – исполнение своей задачи – забота о доме и его обитателях. Работа “собачья”, по словам Хайнца, сторожевой собаки, верной и преданной, но не хозяину, а задаче.

В доме с запада домовушка весёлый и шумный. Нравом такой же, как его хозяева. Те люди пьющие, пьющие постоянно, почти “не просыхающие”, но вообще добрые и работящие. Работают, чтобы заработать и пропить. Домовой их уже смирился с таким положением, и только присматривает за ними. Говорит, что весело ему так жить стало, когда понял, что это их судьба, и нечего вмешиваться в это, даже с теми возможностями, которые у него есть. А их немного. Только гоняет всякую нечисть, которая липнет к такому дому-притону.

В доме с южной стороны всё гораздо сложнее. Там хозяйка сама “знакома” с миром низкого астрала, общается. Давать этому определение мой Хайнц боится, да и я не стану. Читатель сам догадается. И домовой в этом доме подстать хозяйке. По-другому и быть не может. Хайнц с ним общается только “официально”, по необходимости и “из вежливости”. Когда разговаривает с другими соседями, старается лишнего не говорить, а уж про его хозяйку и вообще никаких сплетен. А домовые ужасные сплетники, как бабки соседки судачат, от нечего делать. Так принято считать. Хайнц согласен с этим только наполовину. “Люди – говорит, – не понимают, потому что не задумываются, почему это так”. Он философ, Хайнц.

Зашёл тут у нас разговор о духах природы – стихиалиях. С ними домовые могут иметь контакт, знаются по необходимости. Это их “соседний слой” по материальной среде. Больше всего знает Хайнц о духах ветров. “Они – говорит, - разные и настроению сильно подвержены”. По его словам, правильно называют люди иногда ветер злым, иногда ласковым ветерком. Так оно и есть. Бывают рабочие ветры – надо перемешать воздух или воду в озере волной, придёт ветер сделает спокойно своё дело и уйдёт. А вот, когда он порывами рвать начинает, значит ему такое задание дано или настроение у него плохое. Ветры своеволие могут проявлять. Это им дано от природы, по воле Свыше. Но спрос то с этих духов тоже есть. Есть ветры послушные. Послали его помочь парусу, надуть его и повести по водным дорогам, полетел. Или наоборот, не пустить лодку, а бывает и перевернуть вверх дном. Это, опять же, по чужой воле. А вот, скажем, зимой бывает ветер колючий, резкий, бывает мягко дует. И не от мороза это зависит, а от настроения духа. Злые ветры в горах живут. Морские – работящие духи, работы у них много, выполняют честно, делают, что положено. Когда ураганы налетают, так это духи ветров “высокого ранга”, и задание у них такое серьёзное. Разрушения творят, людям беды приносят не со зла, а по необходимости, работа у них такая. Бывает, что и они проявляют характер, что-то обойдут, пожалеют кого-то, или наоборот проявят жестокость к кому-то или чему-то. Это уж их дело, их свобода. А есть большие духи ветров. Они постоянно работают в своих местах, или по сезонам. Это климатические, как их называют. Это тоже особые духи. Люди им даже имена присвоили. Значит это, что в мире стихиалий тоже не все равны, и работу делают разную, каждый свою. Так уж устроен мир.

Вот такие сказки рассказывает мой домовушка. Хотите верьте, хотите нет!

 

okp326.gif (883 bytes)

 

 

Вернуться

Ваше время - наша работа!

На головную портала

.

Парусники мира. Коллекционные работы

Услуги сиделок

РУССКИЕ ХУДОЖНИКИ *** RUSSIAN ARTISTS

Только подписка гарантирует Вам оперативное получение информации о новинках данного раздела


Желтые стр. СИРИНА - Новости - подписка через Subscribe.Ru

Нужное: Услуги сиделок Коллекционные куклы Уборка, няни

Copyright © КОМПАНИЯ ОТКРЫТЫХ СИСТЕМ. Все права сохраняются. Последняя редакция: января 29, 2012 22:23:52.