ВОЖДЬ

(Ю.Африка XLIX вднэ)

Кравчук Ю.А.

Когда у вождя Нану родился сын, он был уже не молод и имел трёх дочерей. После них его жена всё время теряла будущих детей, не доносив их в своём чреве до времени, когда дети рождаются для жизни. Вождь уже свыкся с мыслью, что у него не будет наследника и перестал ходить к старому жрецу с просьбами и угрозами. Не так давно жрец покинул их и ушёл в мир мёртвых. Его место занял молодой племянник вождя, которого жрец воспитывал с детства. Новый жрец сам предложил Нану отправиться в определённый день, который он обещал узнать у своих духов-покровителей, на гору, где обитали души умерших. Он также хотел пригласить пойти вместе с ними жреца из соседнего племени, которого многие боялись за умение видеть ход событий далеко вперёд. Нану оценил его предложение, хотя и не поверил, что это поможет родить сына. Он видел в этом предложении давно назревшую необходимость серьёзного разговора с теми, кто хочет объединить опять племена в один сильный союз.

Отец Нану был отпрыском тех, кто пришёл из космоса к этим диким людям, чтобы помочь стать людьми развивающимися. Он сумел взять под свою власть пять близких племён. Они считали его сыном богов и подчинялись долгие годы. После его смерти вождями в племенах стали его сыновья. Племя шаши, которое досталось Нану, было самым большим по численности. И жрецами были тоже потомки первого вождя. Вожди несли память о своём происхождении, но основные знания, которые принёс их предок, были в ведении жрецов. Уже Нану и его братьев учили они. Нану был вторым по рождению сыном. Старший брат был уже стар и его племенем управляли два его сына, которые не во всём ладили с отцом. В других племенах у отцов правителей тоже были проблемы с наследниками. А у Нану были только дочери. На него рассчитывали жрецы, которые хотели объединить свои усилия для того, чтобы построить на священной горе большое святилище для многих племён. Умерший жрец тормозил всячески такую возможность потому, что не имел шансов стать старшим среди них. А он был старше всех их по возрасту. Идея же принадлежала более молодым и энергичным служителям небесных знаний”. Был здесь затронут интерес вождей и их наследников. Нану среди братьев имел авторитет, и ждал этого разговора давно.

Разговор ли повлиял на события, или духи покровители постарались, но вскоре у Нану всё-таки родился сын. Назвали его Бомб, что должно было дать ему силу и ум. Было поверие, по которому это имя носил один из предков племени, который спустился с неба и принёс людям огонь животворящий. Жрецы постарались поставить себе в заслугу рождение этого мальчика. Их молитвами и волей духов-богов он появился на свет. Таким образом, судьба новорожденного определила его исключительность. Только появившись на свет, он уже получил право на власть над людьми. Это нравилось далеко не всем. Между племенами и их наследниками начались распри. Следующие десять лет для Нану пошли в сложной политической борьбе. Он помогал жрецам строить свою власть над людьми, они помогали ему стать старшим над вождями. Сын Бомб рос и быстро развивался. Ему было двенадцать лет, когда отец покинул этот мир. Он стал вождём племени шаши, но остальные вожди не хотели признавать авторитет мальчика. Опять началась смута.

Эти люди ещё не знали, что такое война, воевать не умели, но испытывать вражду и отчуждение уже могли. При встречах на охотничьих тропах, угрозы уже звучали. Отнять добычу считалось недопустимым, но промышлять на чужой территориииногда позволяли, хотя знали, что этого не позволяют себе даже звери.

* * * * *

Жрецы не зря трудились, обучая молодого вождя. Он знал своё происхождение и то, что перед ним стоит задача сделать обстановку такой, чтобы в племенах могла развиваться культура, ремёсла и всё то, что делает людей цивилизованными. Поэтому он старался наладить контакт с вождями. Уже не жрецы, которые всё время опекали мальчика, подсказали ему, а он им, что надо внедрять общие праздники. Люди племён должны как можно чаще встречаться в обстановке мира и братства. Подсказка была принята жрецами и они начали изобретать” праздники. Поводов для этого было сколько угодно. И полная луна, и начало сезона дождей, и его окончание, и сбор урожая фруктов, и удачная охота, всё годилось для встреч.

Были у молодого вождя и поводы для встреч с вождями. Трое из них были братьями его отца, его дядьями. Самый старший из поколения отца тоже уже ушёл из этого мира, и в его племени два брата делили между собой власть. Бомб не боялся показаться наивным мальчишкой этим уже взрослым дядям. Он приходил к ним за советом и мудростью, что им нравилось. Каждый из них пытался внушить ему мысль, что он самый умный и сильный правитель. А мальчишка старался своими маленькими просьбами заслужить доверие. Он также брался выяснить для кого-то из них что-то у другого. Вскоре уже вожди начали понимать, что без посредничества этого мальчишки они не могут ничего сделать. У него в руках, как бы были концы ниточек, которые связывали племена и их правителей. Без его советов вожди стали чувствовать себя неуверенно, и сами уже настаивали на встречах с ним или между собой в его присутствии. Такие общие встречи стали происходить всё чаще. Вот тут и пригодились общие праздники.

Правда, не всё так уж гладко и спокойно получалось у молодого вождя. Опекавшие его жрецы имели свои интересы, которые не всегда были такими же, как и интересы Бомба и его дела. Он рос и мужал. У него постепенно складывался свой подход ко многому в жизни, и это уже не нравилось тем старшим жрецам, которые старались использовать его возможности в своих целях. Были у него и противники, которые этого не скрывали. И эти противники были ближе к нему, чем те, кто его поддерживал. Как это нередко бывает в жизни, больше всего претензий к людям имеют их родные и близкие. Так было и в семье Бомба. Его старая уже мать всё ещё была главой дома и пыталась влиять на сына, как это было с его отцом. Женщина она была сильная и властная. Ей не нравилось, что сын находился под влиянием жрецов, пока у них учился и в первый период после смерти отца. Потом он стал проявлять всё большую самостоятельность и совсем уже перестал слушать мать”. Это ей было обидно, и её обиду было кому подогревать. Три старших сестры Бомба уже давно были замужем, и их мужья тоже хотели влиять на вождя. Так в его собственной семье сложилась оппозиция. Он не сразу понял, что происходит в доме. Но время всё расставило по своим местам. И первым, кто предупредил Бомба об этом, был его наставник-жрец; тот самый жрец, который помог когда-то его отцу.

Наступление на него начала мать. Когда ему исполнилось семнадцать лет, она заговорила о женитьбе. В этом не было ничего необычного, но невесту мать подобрала так, что её родители были заинтересованы в том, чтобы Бомб стал во главе всех племён. Тогда они становились ближайшими родственниками и в своём племени они по положению были бы вровень с его вождём, а может быть и ещё влиятельнее. Был в этом и интерес некоторой группы жрецов. Мать за спиной сына уже обговорила все интересующие её вопросы, с кем это было надо. Она была уверена, что у неё получится всё, что она планировала. Бомб в это время был занят переговорами с братьями, которые были правителями племени мониш, и не очень ладили между собой, что плохо сказывалось на всём племени. Он пытался найти те нюансы их отношений, которые были решающими для них. Он много времени жил в племени мониш и присмотрел себе одну из сестёр этих вождей. Ему нравилась девушка, и он хотел так обставить брак с ней, чтобы это было полезно для примирения братьев.

Мать не знала о его планах и, когда на предложенный ею вариант женитьбы он ответил мягким, но решительным отказом, мамашины договоры с некоторыми сородичами и жрецами начали складываться в заговор. Заинтересованность была так велика, желание властвовать так сильно, что мать приняла небывалое для этого народа решение. Она намекнула своим доверенным друзьям, что её сын может случайно умереть”.

Однажды вечером Бомб пришёл поговорить к вождю соседнего племени бату по имени Умуб, его двоюродному брату и во многом единомышленнику. Они разговаривали в маленькой хижине. Кроме слабенького светильника в углу хижины другого света не было. Это создавало хорошую спокойную обстановку для беседы. Вскоре жена брата, не заходя в хижину, спросила, не надо ли принести им напиток, который братья с удовольствием обычно пили вечером. Через некоторое время она зашла с двумя чашами в уках и, подойдя к ним, вдруг вскрикнула.

Шорох уползающей змеи, ранка на ноге, и через некоторое время мучительная агония и смерть. Это не могло быть случайностью. Змеи водились в этих местах в изобилии, но в хижины они обычно не заползали, а такие опасные твари, вообще, водились не в этих краях. Значит, её откуда-то подкинули в хижину.

Братья были удивлены и озадачены. Бомб начал вспоминать, что последнее время на его пути змеи стали появляться довольно часто, чего не бывало раньше. Он сказал об этом брату. Тот посоветовал поговорить со жрецами.

Мать ещё раз заговорила с ним о женитьбе. Бомб сказал, что он сделал уже свой выбор сам и сам определит время, когда он женится. Через некоторое время его избранница тоже умерла от укуса змеи. Молодой вождь понял, что это уже не случайность. После подробного и серьёзного разбора создавшегося положения со жрецами было решено приставить к нему двух молодых охранников из учеников жреческой школы, которая недавно стала их нововведением. Они стали по очереди быть тенью вождя. Бомб теперь не заходил даже в свою хижину, пока её не проверит его телохранитель.

Однажды в лесу около его головы, чуть задев его волосы, просвистело лёгкое копьё. Оно вонзилось в дерево. Жрец охранник сначала растерялся, и с опозданием бросился в кусты, откуда оно вылетело. Он успел увидеть спину убегающего человека, но догнать его не смог. Это событие сделало понятным, что на вождя покушаются. Он создал себе охрану из нескольких молодых охотников, которые теперь сопровождали его везде и всегда.

Племена ещё не воевали между собой и воинов не имели. Эти охранники стали первыми воинами. Они уже были нацелены не на охрану от хищных зверей, а на защиту своего вождя от людского коварства.

Вскоре после этого возникла проблема. Охранники перестали принимать участие в охоте. Их теперь кто-то должен был кормить.

Племена уже жили семейным укладом и семья сама заботилась о пропитании своих родственников. Правда, большая охота или сбор урожая лесных плодов или кореньев проходили коллективно. Делился такой продукт пропорционально количеству ртов в семье, но все способные к работе или охоте должны были в ней участвовать. Исключение составлял жрец. Он раньше был один в племени и его кормила его семья, в которой он родился. Мог он потчеваться и в любой другой семье. Это была его традиционная привилегия. Этого не мог себе позволить даже вождь. Когда появилось общее духовное место (храм) на горе, выделились и жрецы, которые за ним ухаживали и охраняли. Эти люди уже требовали к себе иного подхода, чем к племенным жрецам. Их было не много, и племена кормили их, выделяя часть продукта, без ущерба для себя. Теперь вождь оторвал от общественных работ несколько трудоспособных молодых мужчин. Его примеру вскоре последовали и другие вожди. Этих людей тоже кто-то должен был кормить. Самого вождя кормила его собственная семья, и он тоже участвовал обычно в общей охоте. Вожди теперь стали участвовать в этом серьёзном мероприятии вместе со своей свитой. Но в других общих мероприятиях они не участвовали.

Бомб ввёл ещё одно новшество. Он организовал как-тоцарскую охоту”. Это было так. Один из его племянников однажды сказал ему, что знает, где можно подстеречь крупного быка, который почему-то живёт не в стаде, а отдельно. Бомб предложил своим молодым охранникам справиться со зверем своими силами. Те согласились. К ним присоединились ещё трое взрослых уже племянника вождя. Они отлично справились со своей задачей и устроили пир для всего племени. Это всем понравилось. В определённые периоды вожди стали устраивать такую охоту. Она превратилась в ритуал для ограниченного числа молодых удальцов. За честь поучаствовать в такой охоте молодые мужчины боролись. Сложился конкурс и соревнования, в результате которых охотники получала от вождя специальное копьё для этой охоты. Так начала возникать племенная элита.

После всех этих событий Бомб призвал однажды к себе нескольких жрецов и сказал им, что он хочет провести на священной горе беседу с Высшими Духами. Он хотел сам с ними разговаривать и просил жрецов помочь ему в этом. Они должны были выяснить время и возможности такой беседы. Бомб был уверен, что у него было на это право.

Жрецы свято охраняли своё исключительное право общения с Высшими Силами, но отказать сейчас вождю было для них невозможно. Они стали искать способ, который бы поставил вождя в зависимое от них положение и повысил их авторитет. Им нужно было сделать так, чтобы Бомб понял, что их помощь может дать ему даже то, что недоступно другим. Впервые так ставился вопрос, – кто есть власть, - вождь или жрецы, сила традиции или знания.

Выход мудрые нашли такой, который позже был сформулирован как власть от Бога”. Бомб получил посвящение. Это допускало его к таинствам жречества, некоторым таинствам. Но это уже делало его правителем с соизволения Высших Сил.

* * * * *

В вечер полнолуния его желание исполнилось. Они заранее пришли на священную гору, Бомб и трое жрецов. Жрецы называли себя служителями горы святилища. Его хозяевами были Высшие Силы. Сюда могли приходить духи предков, когда их звали жрецы. Здесь совершались таинства и творилась таинственная для народа жизнь. Те, кто мог позволить себе подняться на эту гору, были выше других. Они имели покровительство Высших Сил. В это верили. Так было.

Бомб спокойно ждал момента, когда жрецы скажут ему, что Высшие Силы готовы слушать его. Их ответы были для него важны как никогда.

Жрецы пригласили его к большому камню, у которого они разожгли небольшой мерцающий в темноте огонь. Они встали с трёх сторон от него, чтобы посредничать в этом общении. Но Бомб гневным жестом прогнал их. Ему не нужны были посредники. Раз Высшие Силы согласны говорить с ним, он сам их услышит.

Тишина была глухой. И, вдруг, он почувствовал в себе смелость спрашивать. Он закрыл глаза и весь превратился в слух и внимание... Разговор закончился, когда луна уже склонялась к горизонту. Бомб чувствовал в себе новые силы. Он стал совсем другим человеком. В нём проснулась память и мудрость тех, кто пришёл с неба растить эту землю и её людей. Он молча прошёл вниз мимо жрецов и показал охране, что они идут домой.

В следующие дни он редко выходил из своей хижины и никого не пускал к себе. Даже еду ему приносила только один раз в день девочка племянница.

Только в следующее полнолуние он встретился с четырьмя своими братьями вождями. Разговор был у них долгий и непростой. Братья ждали, что он расскажет о том, что ему сказали духи или Высшие Силы, но он говорил только о том, как им дальше надо строить свою жизнь. Он не требовал подчинения себе. Наоборот, он говорил, что они, его братья, умные и смелые люди и, что им надо научиться слушать себя и подчинять свои дела высокому смыслу, который дан их жизни Высшими Силами. Он говорил, что жрецы знают много, но не посвящают в эти знания других и это делает их знания не стоящими ничего... Он говорил о непонятном...

Этот разговор отдалил его от братьев. Они стали его побаиваться. Бомб вскоре почувствовал это. Помогла неожиданно мать. Она пришла к сыну с раскаяньем, и опять заговорила о женитьбе. Бомб понял, что это шанс на новое сближение со всеми. Люди почувствовали в нём не такого, как они сами, и отшатнулись от него. Женитьба должна была поставить его в общий ряд. Мало ли, что причудится молодому человеку. Ему нужна жена и дети, и всё будет в порядке. Мать была права, как нельзя вовремя.

Он предложил ей выбрать самой невесту из его племянниц, подрастающих дочерей его старших сестёр. Это было вполне приемлемо для него.

* * * * *

Пун стала прекрасной женой, ласковой и домовитой. Она родила вождю двух сыновей и двоих дочерей. Домашние заботы уровняли его со всеми своими братьями-вождями. Они, как прежде, слушали его советы и дружно проводили многочисленные совместные праздники. Они даже устраивали совместные охоты элиты, возникшей во всех племёнах, а потом большие пиршества, которые стали проходить на огромной поляне у подножия храмовой горы.

Многое изменилось в жизни племён за эти нелёгкие для вождя годы. Бомб поседел и стал тяжеловат на подъём. С вождями братьями он продолжал общаться всё так же часто. Это, по его мнению, давало возможность вовремя разрешать любые недоразумения. Недоразумениями, правда, считались какие-то спорные или сложные вопросы в отношениях среди узкого круга племенной знати. Простой же народ жил всё так же, в трудах и заботах каждого дня, как и при отце Бомба и деде. Этим людям приходилось теперь кормить всё больше соплеменников, которые сами пищу не добывали. В этом заключается обычный прогресс общества. А это примитивное общество уже начало развиваться.

Такие люди как Бомб и приходят в жизнь, чтобы подталкивать её развитие. Результаты этого развития зависят не только от них. Они это начинают понимать с годами. Это печальный итог всех тех, кто старается жить в интересах людей.

Бомб ушёл из жизни в преклонном возрасте. Его окружала дружная и многочисленная родня. Но покоя и удовлетворения от прожитой жизни он не чувствовал. Он знал, что впереди его ждут следующие жизни и хотел, чтобы этот опыт был у него крепко лежащим в памяти души.

1-7.08.2001г.

 

okp326.gif (883 bytes)

 

 

Вернуться

Ваше время - наша работа!

На головную портала

.

Парусники мира. Коллекционные работы

Услуги сиделок

РУССКИЕ ХУДОЖНИКИ *** RUSSIAN ARTISTS

Только подписка гарантирует Вам оперативное получение информации о новинках данного раздела


Желтые стр. СИРИНА - Новости - подписка через Subscribe.Ru

Нужное: Услуги сиделок Коллекционные куклы Уборка, няни

Copyright © КОМПАНИЯ ОТКРЫТЫХ СИСТЕМ. Все права сохраняются. Последняя редакция: января 29, 2012 22:43:57.