Кравчук Ю.А.

 

ТЕЛОХРАНИТЕЛЬ  ФАРАОНА

 

 

Храм в Дендере. Посвящен Хатор-Исиде и Гору, древнейшим богам Египта

Ему не было ещё десяти лет, когда умерли его родители. Они ушли, сначала отец, через три дня  - мать, от какой-то болезни, которая унесла не только их, но и некоторых соседей.  Он был самым младшим сыном в семье. Самый старший брат был уже воином, и второй за ним тоже готовился стать лучником в войске фараона.  Нухфата по совету соседей  старшие братья решили отдать на обучение и воспитание в храм.  Отец был каменщиком и много лет строил и украшал этот храм Гора своими натруженными умелыми руками. Верховный жрец  храма,  Настоятель помнил это и взял мальчика к себе. 

Для него потянулись скучные дни и недели жизни по расписанию. Молитвы и учения прерывались недолгими и скудными трапезами, спать ложились поздно, вставали рано.  Всё это ему не нравилось и давалось с трудом. Особенно тяготили его заучивания трудных текстов молитв. Он был здесь один такой юный, друзей и сверстников здесь у него не было.  Через некоторое время он вошёл во вкус общих медитаций, которые проводились после заката солнца  на большом храмовом дворе.  Он с удовольствием начал ощущать себя вне этих стен, и вне этого жреческого храмового сообщества. Это было неправильно, ведь Настоятель всё время прививал им мысль, что они все одно, все едины, и служат общему делу. Опытный глаз Настоятеля заметил этот “побег” мальчика от реальной действительности. И ещё он заметил незаурядность Нухфата, его желание всё понять, и делать по-своему. 

 

 

Однажды Настоятель позвал Нухфата к себе сразу после утренней трапезы.  Они долго разговаривали, и Настоятель предложил мальчику вставать ещё раньше, и приходить до утренней молитвы к нему. Он стал учить его дыхательным практикам, которые помогли бы преодолеть некоторые сложности учения.  Нухфат очень быстро начал взрослеть и умнеть, его успехи стали всех удивлять. Но больше всех удивлялся этому и радовался он сам.  И ещё, не афишируя, он стал учиться у старого мастера боевым приёмам.  Вскоре обычная палка в его руках стала превращаться в грозное оружие.

Так прошло пять лет. Он окреп и возмужал, многому научился и был готов уже принять первое посвящение. Но в его родную семью пришла беда. Погибли одновременно в одном бою оба старших брата, и их семьи остались без кормильцев.  Настоятель отпустил его наладить жизнь родственников, с условием, что он вернётся,  как можно скорее.  И ещё он сказал, чтобы  Нухфат не бросал свои занятия дыхательной практикой и боевыми приёмами.  Но жизнь повернула всё по-иному.

У фараона не хватало воинов.  Египет воевал на нескольких фронтах. С севера всё более активно напирали азиаты. На юге нубийцы заключили союз с эфиопами, и тоже угрожали границам государства. В армию фараона поступали всё больше дети крестьян, крепкие в большинстве своём, но неуклюжие и боящиеся крови.  Из них приходилось долго воспитывать воинов. А время не ждало.

Чиновник, к которому пришлось обращаться за помощью для семей погибших братьев, намётанным глазом опытного воина узрел в Нухфате  “отличный материал”.  Он предложил юноше, молодому ещё, но крепкому и рослому, заменить хотя бы одного брата.  Он обещал достаточно  большое довольствие, чтобы обеспечить хотя бы прокорм двух семей.  Нухфат, после мучительных раздумий, согласился. Так началась его военная карьера.

 

* * * * *

 

Жизнь в воинском лагере была похожа на храмовую тем, что всё здесь было по распорядку и по приказу.  Дисциплина и длительные часы тренировок не утомляли Нухфата.  Сложнее было другое. Большинство воинов, особенно прошедшие многие походы и сражения, были грубыми и необтёсанными людьми. Им уже не были нужны постоянные тренировки и обучение, поэтому у них было больше свободного времени, чем у новичков.  В период отдыха в лагере они развлекались  вечерами в увеселительных заведениях, которые всегда были вблизи воинских лагерей, либо играли в немудреные игры. Хуже было, когда они начинали “учить жизни”  молодых.  Это носило характер издевательств или откровенных побоев и оскорблений.  Нухфату было противно наблюдать такие картинки, но более опытные товарищи посоветовали ему не вмешиваться.  Дошла очередь и до него.  Два дюжих молодца  подошли и стали понукать его  продемонстрировать, что он умеет делать копьём.  Сначала были обидные слова, потом один подзатыльник, за ним второй.  Увесистые кулаки уже готовы были сильно бить его.  Но копьё, обычное деревянное тренировочное копьё, было у него в руках.  И Нухфат не стал сдерживаться.  Он отдубасил обоих молодцов на глазах  других воинов так, что они с воплями бежали от него.  Это видел и его непосредственный командир.  Он понимал, что старослужащие не простят обиды.

 Через несколько дней к южным рубежам страны отправлялся отряд, которым командовал сам сын фараона.  Его звали Камес.  Он был ещё юн, но считался храбрым и удачливым.  Его отряд ещё формировался, воинов собирали молодых и смелых. Их ждали нелёгкие бои и походы.   Командир привёл сам Нухфата к царевичу и предложил молодому воину  продемонстрировать свои боевые умения.  А Нухфат последнее время  отрабатывал скорость движения и реакцию с помощью дыхания. Причём методику  он разработал сам.  Его копьё, казалось, порхало само по себе около его руки.  Он мог даже отбить летящую к нему стрелу.  Царевичу понравился юноша, и он приказал оставить его подле себя.

Потом был большой переход  к южному рубежу.  Нухфат повидал много интересного.  Двигались вдоль Нила, останавливались и разбивали лагерь около деревень.  Городов дальше к югу было мало, и в них отряд не заходил, но с людьми общались, и юноша получал всё больше новых впечатлений и знаний.   Он  почувствовал, насколько, живя в храме, он не знал настоящей жизни.  Сейчас он увидел крестьян и рыбаков, строителей и ремесленников в их обыденной  жизни.  Многое стало для него открытием.

 

За большими нильскими порогами  пошли почти безлюдные и необжитые места.  Среди каменистой и выжженной солнцем местности  только змеи и пауки  были представителями жизни.  Даже растительность была только вблизи от берега  реки. А по ночам было холодно, так холодно, что не спасали даже шерстяные плащи.  Ко всему прочему не было  топлива, чтобы развести согревающие костры.  Для того чтобы разогреть  пищу  использовали масло, которым обливали камни и поджигали их. 

Переход казался Нухфату бесконечным.  Силы многих были на исходе, но и поход  закончился.  Отряд пришёл  в укреплённый лагерь, где было можно отдохнуть.  Воины помылись, отоспались в безопасности и тепле,  подкормились и повеселели. 

У Нухфата во время перехода почти не было времени для дыхательной практики, и он с удовольствием  отдал ей  три ранних утра и вечера.  В отличие от других это помогло ему быстро восстановить силы. 

 

Карта древнего Египта

 

Царевич однажды застал его за вечерним занятием, и очень заинтересовался его  методикой. Как  все юноши царского рода,  он  получил инициацию в храме  Гора, и  имел некоторое представление  о  некоторых  жреческих  упражнениях,  но  здесь он увидел нечто для себя новое.  Они  долго беседовали начальник царского рода и простой воин из семьи камнетёса.  Нухфат был  очарован этим общением с почти божественным  владыкой.  Эта простая человеческая беседа  стала ещё одной вехой в его новом видении мира людей.       

 

* * * * *

 

Несколько стычек с противником  не принесли Нухфату больших впечатлений. Это было похоже, скорее, на игры, которые он помнил с детства. Враги наскакивали друг на друга, стараясь  захватить  в плен, сколько  могли, в зависимости от соотношения сил отрядов. После нескольких стычек разбегались в разные стороны.  В результате оказывались  раненные, или скорее, битые  и, как  успех – пленные.  Только в третьей такой стычке  он увидел убитых.  На поле боя остались  несколько лежащих бездыханных тел, приблизительно поровну египтян и чернокожих.  Своих забрали и ушли в лагерь.

Потом были большие походы крупными силами до ближайших вражеских селений.  Это было уже более серьёзно.  Были убитые, и свои, и мирные жители этих деревень, которые сожгли. Молодых женщин и детей уводили в плен, немолодых мужчин зачастую убивали. Самым ценным “товаром”  были юноши, из которых можно было вырастить рабов или воинов.

Так прошли два года.  Воинов заставы должны были заменить. Предстояла ещё одна непростая военная операция.  Нухфат  был в  рядах  самого лучшего отборного отряда.  Операцию возглавил сам  царевич.  Он был молод и горяч, и периодически  участвовал в боевых схватках. Его, конечно, охраняли и опекали опытные воины,  но ему удавалось показать свою удаль и умение. 

 

Храм Хатшепсут, воины

Так было и в этот раз. Царевич был доволен, проведённой операцией и собой. Выполнив  задачу,  отряды разделились, и, возвращаясь, как бы,  зачищали обратным ходом  пройденную уже вражескую территорию.

  Царевич пошёл кратчайшим путём с небольшим отрядом в три десятка человек.  Им пришлось проходить через узкое, удобное для засады и нападения, ущелье.  Но местное войско было уже сильно потрёпано, и вряд ли решилось бы снова на бой.  Так думали, и были в этом уверенны.

 

 

При подходе к ущелью вперёд выдвинули небольшую группу разведчиков. Остановились в удобном для защиты месте, и стали ждать результатов разведки.  Получив условленный сигнал, двинулись вперёд.  Прошли уже больше половины ущелья, когда с его склонов посыпались камни, а за ними вражеские воины.  Их было больше, чем в отряде, и часть отряда уже полегла, сражённая камнями.  Царевич со своими воинами заметались в панике. В этот момент  только Нухфат не потерял самообладания.  Он приказал всем, кто его услышал в этом шуме и криках,  сделать плотное кольцо вокруг царевича.  Трёх самых рослых и сильных воинов он поставил внутри этого кольца защищать командира своими телами.  “Черепаха”  ощетинилась копьями. Нухфат  показал им, что надо двигаться, отбиваясь от врагов, к выходу из ущелья.  Сам он с двумя воинами сделал пробный “выпад” в сторону  движения. Их атака удалась на славу.  Несколькими ударами своего быстрого копья он поразил троих  врагов.  Вторым выпадом они нанесли противнику ещё несколько потерь, и озадачили их вождя. Нухфат уже давно отрабатывал точность удара, и его сильным приёмом был удар в переносицу между глаз. Он мог быть не очень сильным, важна была точность. 

Царевич тоже пришёл в себя и стал командовать из глубины “черепахи”.  Они стали быстро, не теряя строя идти вперёд.  Следующим выпадом Нухфат сумел поразить одного из ближнего окружения вражеского вождя.  Пущенное Нухфатом копьё попало тому в горло.  Решительность противника была сломлена, дорога к спасению стала свободна. Догонять их враги не стали.  Но своих раненных и убитых египтяне  оставили на поле сражения.

 

* * * * *

 

Царевич по достоинству оценил подвиг Нухфата.  Он сделал его личным телохранителем, а позже, и советником.  Это давало юноше некоторые преимущества над другими воинами и большую свободу действий, но и наложило дополнительные трудности.  Общение в кругу царевича с его близкими было очень непростым.  На него смотрели как на стражника у входа в  шатровую палатку принца.  Да он без приглашения  патрона и не заходил туда.

Время  шло, а смена воинам всё не приходила. Посланный гонец тоже не вернулся. Ситуация  была сложной  и перспективы  не ясны.  Только через полтора года, появился небольшой отряд, который  принёс приказ  твёрдо держать границу, и по возможности чаще делать  выходы за её пределы, для захвата  как можно большего  числа рабов.  Стране были нужны рабские руки.   И ещё  с отрядом пришли сведения о том, что в столице неспокойно.  Фараон умер и его сыновья, родные и неродные братья Камеса  дерутся за власть.  Были так же сведения, что один из царей  династии  Гиксосов  готовится  взять власть во всей стране силой.

Камес узнал это всё от командира пришедшего отряда.  Он созвал своих приближённых, в том числе и Нутфаха.  Ситуацию  постарались  тщательно разобрать.  То, что границу нельзя оставить открытой, было  ясно.  Какими силами это было можно сделать, было тоже понятно. Царевич решил, что он заберёт  один большой отряд, и по реке отправится  с ним в столицу.    

Когда все  разошлись, он подозвал к себе Нухфата и приказал  подобрать из воинов  десяток самых надёжных и преданных ему, которые станут его личной охраной. 

Через несколько дней они  отправились в неизвестное. Путешествие не заняло много времени,  но перед последним этапом  их остановили.  Река была перекрыта, и на берегу их уже ждал большой сильный воинский отряд.   Принца ждали и встретили, без восторга и с явной настороженностью.

О чём  долго беседовали знатные персоны, Нухфат не знал.  Его небольшой отряд телохранителей ожидал поблизости в полной готовности к любым вариантам.  Они здесь были не одни с оружием и настороже.  Других знатных особ тоже охраняли.

Беседа была долгой.  Принц вышел озабоченный и серьёзный.  Они отправились к отряду для сборов и приведения себя и дел в порядок.  Нухфату со своей группой было приказано готовиться сопровождать принца, а отряду следовать в общий лагерь, где квартировали многие отряды царского войска.  Перед отправлением Нухфат побеседовал с некоторыми воинами, которым доверял больше о том, что принцу может оказаться нужна воинская поддержка.  Он советовал держать отряд наготове и, если будет возможность, привлечь на свою сторону других воинов. Желательно было привлекать воинов, прошедших походы и сражения, бывалых и надёжных товарищей.

 

* * * * *

 

Дальнейшие события разворачивались  быстро и, зачастую, неожиданно.  В столичном особняке Нухфату с товарищами предоставили  небольшой флигель с выходом в сад.  В  него можно было незаметно для посторонних глаз входить и выходить.  Но сам  Нухфат большую часть времени проводил около  принца.  Он расставлял своих людей в некоторых местах покоев особняка, они проверяли надёжность охраны и принимали всех, кто входил и выходил из особняка. На выходы принца за пределы его крепости, кроме Нухфата,  выделялись ещё три воина.   Нухфату пришлось носить одежду знатной особы, богатую  воинскую, реже обычную. Он был вхож теперь в палаты знати, и даже царский дворец.

Несколько раз им приходилось вступаться за своего покровителя с оружием  в сложных ситуациях. Но до кровопролития ни разу не доходило.  Охрана других вельмож и новоявленного царя почувствовали  силу  и решимость охраны Камеса, и старались их не тревожить.  А сложная обстановка в столице продолжала оставаться больше года.  Потом ещё пару лет  на троне ещё восседал один из братьев Камеса, который присвоил себе  царское имя Сехеменра, но его правление  не нравилось очень многим. Царедворцы сговорились  свергнуть его, и он дал им повод привести это в исполнение.  У царственной особы бывали приступы  падучей, после которых он приходил в нормальное состояние  несколько дней, иногда десять.  Как вызвать у него приступ  царедворцы знали.  Однажды, когда царское решение было для страны жизненно необходимо, его вывели из строя.  На следующий день Камеса объявили царём, а несчастного монарха отправили лечиться в дальний от столицы храм, на всю оставшуюся жизнь.

Нухфат понимал, что без договоренности и участия в заговоре самого Камеса дело не обошлось. Но он сам ничего об этих планах не знал.  Вскоре после переворота  царь вызвал Нухфата к себе и приказал организовать надёжную охрану царского дворца, и личную охрану его самого. Полномочия царского начальника охраны были огромны, его власть была чуть меньше, чем у его патрона.  Это в глубине души Нухфата беспокоило, и было ему в тягость, но он взялся исполнять приказ, тщательно продумав и взвесив многие, непростые для него, вопросы. Он стал сильным и влиятельным человеком, богатым не своим богатством, и сильным не своей властью.  Вот сейчас в его душе проснулся мальчик ученик храма, который предпочёл бы тишину и уединённость храмовых стен,  суетной пышности дворца фараона.  Он стал тенью царя и объектом лести и заискивания придворных.  Их зависть и ненависть к таким, как он, выскочкам была не новостью, он это понимал, и знал, что надо обеспечить безопасность не только царя, но и свою.

Его помощники и друзья, с которыми он пришёл в столицу от границы с Нубией, тоже стали не простыми воинами. Они обрели положение, некоторые женились, завели собственность и детей.  Жизнь меняла всех и всё вокруг.  Пришло и его время.  Сам царь сосватал ему невесту из пустынной Ливии, дочь вождя, красивую и стройную девушку. Это был политический брак, который делал Нухфата ещё и немаловажным фактором внешней политики.  Им отвели покои в царском дворце. Свадьба была пышной с богатыми подарками и многими гостями.  Вот тогда-то Нухфат и почувствовал, как его ненавидят окружающие.  Как-то однажды, вскоре после этого, царь тоже сказал ему в доверительной беседе, которые у них были нередкими, что ему  надо быть ещё более бдительным.

Годы шли своим чередом, рождались дети, один, другой, пятый, шестой. В доме и семье у него был покой и порядок. Это был мир его редкого успокоения и радости.  Во дворце  были интриги и шушуканье за спиной, политические и военные страсти. Нухфат стал опытным царедворцем и политиком, его уже не трогали судьбы несправедливо обиженных и несчастных, которых он не видел. Всё вертелось в привычных  делах и заботах.  Недоброжелатели царя ему были известны в лицо и хорошо знакомы.  Служба слежения и сыска была в его власти.  Но тревога с некоторых пор не покидала его, даже дома.  Он всё время был начеку и  боялся за свою семью.  Своя судьба и жизнь его волновала только с этой стороны. Он знал, случись что с ним, семья останется ни с чем, и может пострадать.  Поэтому он в свободное время учил двоих старших сыновей тому, с чего начинал сам.  Он делал из них воинов.  Понемногу он собирал  дорогие вещи и драгоценности, сделал тайник для них и посвятил в эту тайну жену и старшего сына.

Из своих товарищей он уже мог доверять только двоим.  Они вместе готовили и рассматривали варианты действий  заговорщиков, о которых многое знали.  Это были всё влиятельные и знатные люди. Некоторые из них были царского рода.  Фараон не разрешал их трогать, хотя Нухфат ему докладывал о своих подозрениях.  Он  только приказал усилить бдительность и надёжность охраны.

 

* * * * *

 

Их обоих, царя и его, отравили  на одном и том же пиру.  Нухфату стало плохо уже дома. Когда он понял, что произошло, участь царя его уже не интересовала.  Своей семье он сказал, чтобы они до утра, пока темно,  собрали нужное и ушли в известное только им убежище. Верным слугам он приказал сделать всё, как скажет его вдова.  А самого его они должны были схоронить под утро в загородной пещере, где уже было приготовлено для него место.

 

 

 

 

Материал поступил в редакцию 08.05.2008г., 16.08.2008г.

Подборка иллюстраций наша, ред. портала, СИРИН

Источники: http://zhurnal.lib.ru/a/alart/den.shtml
h
ttp://www.impression.ru/egypt/inform-egypt/inform-egypt-89.html
http://fotki.yandex.ru/users/margarith/view/91971

 

 

 

Вернуться

Ваше время - наша работа!

На головную портала

.

Парусники мира. Коллекционные работы

Услуги сиделок

РУССКИЕ ХУДОЖНИКИ *** RUSSIAN ARTISTS

Только подписка гарантирует Вам оперативное получение информации о новинках данного раздела


Желтые стр. СИРИНА - Новости - подписка через Subscribe.Ru

Нужное: Услуги нянь Коллекционные куклы Уборка, мытье окон

Copyright © КОМПАНИЯ ОТКРЫТЫХ СИСТЕМ. Все права сохраняются. Последняя редакция: января 30, 2012 22:03:55.